Новости
Любитель - Великому противостоянию Марса посвящается


ЛЮБИТЕЛЬ
(глава 14 из романа "Молот Господень")

Артур Кларк

К концу 21 столетия осталось совсем мало наук, в которых любитель мог бы надеяться сделать важное открытие, но астрономия, как было всегда, оставалась одной из них.

По правде говоря, любитель - даже богатый - не мог состязаться с оборудованием больших обсерваторий на Земле, Луне или на орбите. Но профессионалы специализировались в узких областях, а Вселенная так огромна, что они могли изучать лишь ничтожную ее долю. Так что энергичным образованным энтузиастам оставалось много простора для исследований: не требуется очень большой телескоп, чтобы открыть что-то, никем не виданное, если знаешь, как этого добиться.

Работа доктора Ангуса Миллара в медицинском центре порта Лоуэлл не была чересчур обременительной. Благодаря уйме свободного времени Миллар стал одним из немногих астрономов-любителей на Марсе. За годы он построил ряд рефлекторов, - шлифовал, полировал и серебрил зеркала по технике, доведенной до совершенства в течение столетий.

Вначале он тратил много времени, наблюдая Землю, несмотря на ироничные замечания друзей. Но они притихли, когда сами увидели восхитительный голубой серп Земли, за которым был виден маленький, но ясно различимый серпик Луны. Вся история человечества, исключая несколько последних мгновений, лежала перед ними в поле зрения телескопа...


Однако, критика имела основание: Земля была не вполне подходящим объектом для наблюдений. Большая ее часть была обычно закрыта облаками, а в ближайшем положении только ночная сторона была повернута к Марсу, так что все природные объекты оставались невидимыми. Век назад "темная" сторона Земли расточительно направляла мегаватты электрического света прямо в небо. Хотя общество и стало бережливей относиться к энергии, положив конец такому мотовству, многие города еще легко различались, как сияющие острова света.

Доктор Миллар хотел бы здесь оказаться 10 ноября 2084 года, когда наблюдалось редкое и красивое явление - прохождение Земли по диску Солнца. Она выглядела как маленькое, идеально круглое пятнышко, медленно плывущее по светилу, но в самой середине пути в центре пятна вдруг вспыхнула яркая звезда. Это батарея лазеров послала привет в ночное небо, на Красную планету, ставшую вторым домом человечества. Все тогда на Марсе это видели, и событие до сих пор вспоминали с почтительным восхищением.


Была, однако, и другая дата в прошлом, много для него значившая благодаря чисто случайному совпадению. Один из крупнейших кратеров Марса был назван в честь другого астронома-любителя, родившегося в тот же день, что и Миллар, но двумя веками ранее.

Как только хорошие фотографии планеты стали поступать с первых исследовательских аппаратов, подбор имен для тысяч новых формаций стал серьезной проблемой. Некоторые варианты названий были очевидными - в честь известных астрономов, ученых, исследователей: Коперник, Кеплер, Колумб, Ньютон, Дарвин, Эйнштейн. Дальше пошли писатели, как-то связанные с планетой - Уэллс, Барро, Вейнбаум, Хайнлайн, Брэдбери. И затем - беспорядочный список земных названий и персоналий, имеющих самое отдаленное отношение к Марсу. Новые поселенцы не всегда были довольны названиями... Был создан комитет, работавший над этой проблемой, куда был привлечен и доктор Миллар.

Почему, - спросили у него однажды, - один из крупнейших кратеров Марса носит имя Моулсворт? Сто семьдесят пять километров в диаметре! Да кто он такой, этот Моулсворт? После изучения вопроса и переписки с Землей Миллар был готов к ответу. Перси Моулсворт был английским инженером-путейцем и астрономом-любителем, который выполнил и опубликовал много зарисовок поверхности Марса в начале 20 столетия. Большинство наблюдений он проводил на острове Цейлон, где умер в 1908 году, не достигнув и сорока двух лет.

Миллар был впечатлен: Моулсворт, должно быть, любил Марс и заслужил свой кратер. Тот факт, что их дни рождения совпадали, породил нелогичное ощущение родства, и доктор иногда пытался высмотреть в свой телескоп тот остров, где Моулсворт провел большую часть своей короткой жизни. Индийский океан был обычно закрыт облаками, поэтому он нашел Цейлон только однажды, но это принесло незабываемые впечатления. Он представил, что бы молодой англичанин подумал, узнав, как его дом будут разглядывать с Марса.


Доктор выиграл сражение за имя кратера, хотя на самом деле не оказалось серьезных возражений, когда он изложил суть дела. Но это изменило его собственное отношение к тому, что было просто развлечением. Возможно, и он окажется способен совершить открытие, которое сохранит его имя на века.

Он добился гораздо больше того, на что смел надеяться.

Хотя в то время он был еще ребенком, Миллар навсегда запомнил феерическое возвращение кометы Галлея в 2061 году, несомненно, как-то повлиявшее на развитие его интересов. Много комет, даже из числа самых знаменитых, было открыто любителями, которые таким образом беззастенчиво оставляли свои росписи на небесах. Несколькими столетиями ранее рецепт успеха был прост: хороший (не обязательно большой) телескоп, ясные ночи, доскональное знание ночного неба, терпение - и значительная доля везения.

Доктор Миллар имел ряд значительных преимуществ перед земными предшественниками. У него всегда было ясное небо, которое, несмотря на все усилия по терраформованию, должно было остаться таким для нескольких следующих поколений. По причине большей удаленности от светила Марс также был лучшей наблюдательной площадкой, чем Земля. Но самое важное в том, что наблюдения были в значительной мере автоматизированы. Не было больше нужды помнить расположение звезд, чтобы сразу распознать пришельца.

Фотография давным-давно отменила такой древний способ. Нужно было только взять две пластинки, полученные с разницей в несколько часов, и затем сравнить их, чтобы обнаружить что-то движущееся. Хотя это и можно было делать на досуге, сидя в тепле, а не трясясь холодной ночью у телескопа, работа была невероятно скучной. Юный Клайд Томбо в 1930-х пересмотрел буквально миллионы снимков, прежде чем открыл Плутон. Сравнение снимков давно заменила электроника. Чувствительная камера может сканировать небо, запоминать расположение звезд, затем вернуться и осмотреть участок вновь. За секунды компьютерная программа может выполнить то, на что Томбо понадобились месяцы - определить неподвижные объекты и "дать звонок", если что-то движется.

На самом деле все было не так просто. Наивная программа заново открывала сотни известных астероидов и спутников, не говоря уж про тысячи остатков космической рухляди. Все это вносилось в базу данных, но и данный процесс также мог быть автоматизирован. Нечто, просочившееся сквозь этот плотный фильтр, и могло оказаться интересным.

Оборудование и программы для автоматических наблюдений стоили не особенно дорого, но подобно другим предметам не первой необходимости, их не было на Марсе. Так что Миллару пришлось ждать несколько месяцев, покуда одна из земных компаний пришлет оборудование - чтобы обнаружить, как это часто бывает в таких случаях, что один из самых важных компонентов поврежден. После обмена язвительными посланиями проблема была разрешена. К счастью, доктору не пришлось дожидаться следующего почтового корабля, - когда поставщик неохотно сообщил причину неисправности, местные специалисты сумели запустить оборудование.

Аппаратура заработала отлично. Сразу же на следующую ночь доктор был восхищен открытием Деймоса, пятнадцати спутников связи, двух проходящих мимо кораблей и прибывающего борта с Луны. Конечно, он осмотрел только малый участок неба: даже вблизи Марса космос был плотно заселен. Не удивительно, что он получил хорошую скидку при покупке оборудования: оно было практически бесполезно на Земле, окруженной тучами крутящегося на орбитах космического мусора.

В течение следующего года доктор открыл два новых астероида, менее сотни метров в поперечнике, и попытался назвать их в честь жены и дочери Миранда и Лорна. Межпланетный астрономический союз принял второе имя, но указал, что Миранда - это известный спутник Урана. Миллар, разумеется, знал это не хуже МАС, но сделал такую попытку ради семейной гармонии. В конце концов, приняли имя Мира: никому не придет в голову перепутать стометровый астероид с красным гигантом.

Несмотря на случавшиеся ложные тревоги, за другой год он не обнаружил ничего нового и готов был опустить руки, когда программа выдала сообщение об аномалии. Был обнаружен объект, который, казалось бы, движется - но настолько медленно, что не было полной уверенности, поскольку данные были получены в пределах погрешности измерений. Поэтому пришлось выполнить повторное наблюдение через продолжительный промежуток времени, дабы исключить ошибку.

...Миллар смотрел на бледную точку света. Это могла быть слабая звезда, но в каталогах здесь ничего не значилось. К сожалению, не было никаких следов размытого гало, которое указывало бы на комету. Ну вот, еще один чертов астероид, - думал любитель, - стоит ли он того. Однако Миранда готовилась принести вторую дочь и было бы неплохо заготовить подарок ко дню ее рождения...

Это оказался именно астероид, сразу же за орбитой Юпитера. Доктор запустил программу вычисления примерной орбиты и был ошеломлен, обнаружив, что Мирна - так он решил назвать астероид - пройдет совсем рядом с Землей. Это сделало находку куда более интересной.

У него не было никаких шансов узаконить придуманное название. До того, как МАС одобрил бы его, дополнительные наблюдения дали более точную орбиту.

И осталось возможным одно-единственное имя: Кали, богиня разрушения.


Artur C. Clarke
The Hammer of God
Chapter 14 - The Amateur
NY: Bantam Books, 1994

сокр. перевод Михаила Ощепкова
oschepkov@mtu-net.ru
для сайта "Астрономия и телескопостроение"


27-08-2003     Источник: «АиТ»   
Обсуждение материала

Материал еще не обсуждался.
Вы можете создать первую тему обсуждения
Создать новую тему
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28        
Новости по категориям
Новости сайта
Новости астрономии
Телескопы и обсерватории
Астрономия и Интернет
  Все новости

Астрономия и телескопостроение - Copyright © 1999-2006 Коллектив авторов